Часть одиннадцатая 2 страница

– Отлично. Я готов к переменам.

Она вздрогнула, но не отстранилась.

– Что это было с твоей стороны, ты нашел во мне средство от обыденности и скуки?

Он широко улыбнулся:

– Как верно сказано. Вот именно.

Она остановила его руку:

– Я не могу говорить, прекрати это. Ты не хочешь говорить о том, что случилось между нами?

– Просто в это трудно пока поверить. – Он сделал серьезное лицо. – Помнишь, тогда, на чердаке, ты спросила, с чего я вдруг стал тебе рассказывать о своем браке. Ты дала понять, что мы не настолько близки, чтобы ты выслушивала мою исповедь. И ты была права. Вот я и нашел способ Часть одиннадцатая 2 страница все исправить.

– Но для меня все произошло слишком быстро.

– Разве? – Он вспомнил, как часто пересекались их жизненные пути. – Для меня нисколько.

– Я не смогу измениться.

– Поверь, это мне и нравится.

– Послушай, еще неизвестно, во что все выльется, изменится жизнь в лучшую сторону, превратится в нечто большее или, наоборот, усложнит и принесет одни неприятности и боль. Нам надо это прекратить.

– Ты так обреченно говоришь, как будто случилось что‑то страшное и теперь нет выбора. Не надо ледяного душа, Нина, слишком поздно меня отговаривать. – Он очертил пальцем линию ее щеки. Ему хотелось знать о ней все, изучить не только каждый Часть одиннадцатая 2 страница изгиб тела и его потайные уголки, но и ее душу, ее мысли, понять, какие секреты таятся в ее сердце.

Она неуверенно улыбнулась:

– Что мы с тобой творим, Грег?

– Мы влюбляемся.

– Очень смешно.

– Я не шучу. Мы с тобой начинаем любить друг друга. Ну, опровергни меня.

– Но ты не можешь сказать вот так сразу.

– Могу, детка. Со мной и раньше это случалось. Я могу опознать все признаки. Но одно знаю точно: такого чувства, как к тебе, я не испытывал никогда и ни к кому в своей жизни. Это впервые.

– Может быть, у меня нет такого опыта, как у тебя, но я Часть одиннадцатая 2 страница тоже могу понять, что происходит… – Она наклонила голову, как будто хотела скрыть выражение лица.

– Ты не хочешь этого признать, но бог мой, Нина, эта ночь была незабываема. – Его тело отозвалось на воспоминания о тех безумствах, которым они предавались, прижался к ней и, заглушая протестующий возглас, зажал рот требовательным, ищущим поцелуем, руки заскользили по ее телу, ласки становились все настойчивее. На мгновение он оторвался от ее губ и сказал: – Даже ночью, в темноте некоторые вещи скрыть невозможно.

Он снова прильнул к ее губам, и она отозвалась, вздрогнув, не в силах больше противиться тому, чего желала сама.

Грег не хотел Часть одиннадцатая 2 страница продолжения разговора, который считал сейчас неуместным и бесполезным. Он хотел ей многое сказать, но только не словами, есть много путей прекратить спор. Несколько способов они использовали вчера ночью, но осталось еще много других. И сегодня утром они откроют некоторые из них.

Глава 23

Поставив машину, Нина пошла искать Оливию и Дженни. Она приехала в «Киогу» помочь со свадебными приготовлениями. Главное – не выдать себя, не показать, что у нее произошли изменения в личной жизни. Но даже походка ее изменилась, стала легче, а лицо горело от воспоминаний о свиданиях с Грегом.

– Ты сегодня хорошо выглядишь, то есть я хочу сказать, что ты Часть одиннадцатая 2 страница всегда хороша, но сегодня как‑то по‑особенному, – проницательно заметила Дженни, когда Нина вошла в главный павильон.



На длинном столе перед Дженни стояли мотки с белыми атласными лентами, лежали маленькие квадратики из ткани в сеточку и большой мешок с птичьим кормом.

Нина сделала вид, что не слышала. Наверное, ее выдает глуповато‑счастливое выражение, свойственное всем влюбленным. Прошлую неделю они с Грегом провели все ночи вместе и почти не спали, занимаясь любовью. Она не могла отрицать, что была счастлива, их ночи были полны страсти, а потом она ходила целый день как во сне, вспоминая каждый миг и храня в себе Часть одиннадцатая 2 страница сладкую тайну. Были моменты, когда она пугалась, что свалившееся вдруг счастье кончится в один миг, но гнала прочь эти мысли.

– Я была у парикмахера, – объяснила она.

– Нет, дело не в прическе. О, я знаю. Ты с кем‑то переспала.

– Я не…

– Не отрицай очевидный факт. И давно пора. Я знаю с кем – с Грегом.

– Почему Грег? Что там с Грегом? – спросила Оливия, входя в комнату с корзинкой, за ней трусил верный Баркис.

– Нина спала с Грегом.

– Давно пора. – Оливия ухмыльнулась Дженни. – Но кажется, она выглядит рассерженной.

Песик свернулся у ног хозяйки клубочком.

– Она злится. Она не хотела говорить Часть одиннадцатая 2 страница, потому что сначала хочет разобраться, это мимолетное увлечение или некто большее, долговременное. И она злится, потому что мы раскрыли ее тайну.

– Это ты раскрыла, мисс Умница. Напомни мне выдать твой секрет, когда ты мне его доверишь. – Оливия посмотрела на Дженни с обожанием.

Нина заметила между ними безусловное фамильное сходство, ведь они обе дочери Филиппа Беллами. Сейчас они просто разыгрывали шуточную сценку, успев подружиться.

– А можно не говорить об этом? – попросила Нина.

– Но мы не понимаем, почему надо замалчивать. Тут что‑то не так. Так в чем дело, рассказывай.

– Да нет никаких секретов. Просто я не знаю, что сказать по этому поводу.

– Да Часть одиннадцатая 2 страница все ты знаешь. Ты же всегда была в него влюблена, и тоже ему нравилась, это было заметно. Какие проблемы? Все так и должно было случиться.

– Проблемы во всем. Я в них по уши, и впереди одни неприятности.

– Не узнаю тебя. Ты у нас всегда была девушка решительная, что за неуверенность и слабость?

– Я больше не решительная. Было легко и просто, когда мы жили вдвоем, только я и Сонет. – Нина попыталась сделать кормушку, но рассыпала зерна.

– Разве быть матерью‑одиночкой легко? – Оливия аккуратно насыпала корм на середину квадратика и завернула края.

– Легко было принимать решения, их никто Часть одиннадцатая 2 страница не оспаривал. – Нина взяла ножницы, отрезала кусок ленты и дала Дженни для банта. – Не с кем обсуждать и советоваться. Так здорово, ничего никому не объяснять.

Дженни улыбнулась:

– Ты не струсишь и примешь вызов, иначе я подумаю, что ошибалась в тебе.

– Но я понятия не имею, как себя вести, – призналась Нина. Она смотрела на счастливые, довольные лица Оливии и Дженни. Это любовь делала их такими, но Нина знала, что не все в прошлом было легко и просто, прежде чем они сами нашли свое счастье. Дженни все потеряла в пожаре, но обрела любовь, Оливия подыскала себе мужа, который не соответствовал стандартам Часть одиннадцатая 2 страница семьи Беллами. Но каждая верила в свои силы, и любовь дала им новую жизнь, изменила ее к лучшему. Ей казалось, что она не способна рискнуть, как они.

– Ладно, мы с ним немного влюблены, я признаю. С Грегом пока легко и просто. Но будущее страшит меня, я не знаю, что оно принесет, и удастся ли избежать неприятностей и горя. Может, не стоит и начинать, чтобы потом не разочароваться.

Оливия и Дженни обменялись взглядами.

– Не стоит так бояться. Ведь ты уже решилась, и, как видишь, все прекрасно.

В этом она не была уверена. Конечно, сейчас Грег влюблен, но пройдет время и… Она Часть одиннадцатая 2 страница просто трусиха и придумывает проблемы, это прекрасное чувство, и она была счастлива, и, хотя счастье слишком хрупкое, она уже привыкла к нему, как наркотику.

– Я больше не хочу говорить на эту тему. По крайней мере, сегодня. Давайте готовиться к свадьбе, оставим мои сомнения и тревоги.

– Не возражаю, – согласилась Оливия, – хотя…

– «Вот грядет невеста», – раздалось пение, и в павильон вошли две кузины Оливии.

Нина помнила их имена – Дара и Франсин, они торжественно несли огромную сумку, застегнутую на молнию. Обе высокие, красивые, спортивного типа, как все Беллами. Им не надо прикладывать усилия, чтоб так выглядеть, – фамильные черты они получили с генами. За Часть одиннадцатая 2 страница ними вошел Фредди Дельгадо, лучший друг Оливии, партнер по бизнесу. Он был необыкновенно изящен, с модной прической, с мелированными волосами, в экстравагантной одежде, которая на нем выглядела уместно. Всем становилось сразу ясно, что он порабощен Дарой. Он влез на скамью, а Дара и Франсин расстегнули сумку и достали свадебное платье и фату.

– Вот оно, – провозгласила Франсин, – после долгих терзаний выбор сделан.

Оливия в волнении сжала руку Дженни, затаив дыхание. Кузины передали платье стоявшему на возвышении Фредди, который, демонстрируя, поднял его повыше, чтобы все могли видеть. Даже Нина потрясенно ахнула. Платье было необыкновенным, сшитое по специальному дизайну из шелка цвета Часть одиннадцатая 2 страница слоновой кости, с лифом, расшитым тюлем и прозрачными камешками‑висюльками.

– Просто изумительно! – воскликнула Дженни, выразив общее мнение. – Никогда еще не видала такой красоты.

Оливия рассмеялась радостно и с облегчением. Нина поняла, что ей приятно восхищение Дженни, она боялась, что та будет ревновать, ведь ее свадьба и платье были куда скромнее. Но Оливия напрасно боялась неприязни и зависти со стороны сестры. Действительно, Дженни и Рурк поженились тихо и без помпы, но это был их выбор. Оливия влезла на скамью, встала рядом с Фредди, он приложил к ней платье, она взяла фату, надела ее, и все опять восхищенно ахнули. Нина сама Часть одиннадцатая 2 страница не ожидала, что ее до слез растрогает эта сцена. Кажется, она становится сентиментальной. Счастливое смеющееся лицо Оливии разбудило глубоко запрятанные мечты, которые она тщательно скрывала в глубине своего сердца.

И все же она чувствовала себя немного чужой здесь. В ней срабатывал защитный инстинкт, чувство самосохранения, она не была одной из них и чувствовала иногда себя кем‑то вроде нанятой прислуги. Это осталось с детства – в таком маленьком городе, как Авалон, невидимая граница с давних пор разделяла общество – граница между людьми праздными, отдыхающими здесь летом, и местными. Она понимала, что это выдуманный раздел, особенно теперь, но все же не могла Часть одиннадцатая 2 страница избавиться от детского комплекса неполноценности.

Пока все говорили одновременно, перебивая друг друга, в павильон прибыла еще одна гостья. Нина увидела ее первой. Блондинка, высокая, уверенная в себе, в бежевом дорогом модном костюме явно от известного кутюрье и сумкой от Шанель. Каждый волосок ее светлых волос был на своем месте, как будто она только что вышла из салона красоты, ее макияж был настолько безупречен, что почти незаметен. Она выглядела так, как будто сошла с обложки модного светского журнала. Вдруг Нина узнала ее, и мир сразу покачнулся.

– Софи! – радостно воскликнула Франсин. – Ты приехала! Господа, здесь Софи!

Платье было забыто, все внимание Часть одиннадцатая 2 страница устремилось на гостью, прибывшую издалека. Софи Беллами. Бывшая жена Грега. Она вошла и остановилась посередине, улыбаясь, и все бросились с ней здороваться, с объятиями поцелуями. Дженни поймала взгляд Нины, устремленный к дверям на кухню, в поисках пути к отступлению, и покачала головой, запрещая подруге ретироваться. Нина про себя с ней согласилась и чем скорее пройти через это, тем лучше. По тому, как присутствующие переводили взгляд с Софи на Нину или прятали глаза, она поняла, что все боятся скандала. Значит, они уже знают о них с Грегом? И… О боже… Неужели и Софи?

– Это Дженни, – Оливия за руку притянула к себе Часть одиннадцатая 2 страница Дженни, – моя единокровная сестра. А это ее лучшая подруга – Нина.

– Рада вас видеть, – произнесла Нина, улыбаясь искренней широкой улыбкой, – этому трюку она научилась в дни своей политической карьеры. – Нина Романо.

И получила в ответ такую же сияющую улыбку, и Софи не была новичком в дипломатии.

– Очень рада наконец встретиться с вами лично. Ваша Сонет просто прелесть. Когда она приезжала к нам в Гаагу, она столько о вас рассказывала.

Итак, Софи еще не успела узнать новость дня. Или эта женщина достойна «Оскара» за такое представление. У Нины на нервной почве безумно зачесалась шея, она с трудом удержалась Часть одиннадцатая 2 страница от почти рефлекторного движения. Надо было одеться более тщательно сегодня. Могла бы лишних десять секунд потратить на то, чтобы накрасить губы. Софи выглядела так, что Нина ощутила себя провинциальной простушкой.

– Благодарю, – отозвалась она, – за то, что показали Сонет Гаагу.

– Это было для меня удовольствием, поверьте. Хотела бы я, чтобы мои собственные дети проявляли такой интерес к городу, где я сейчас живу.

«А я желаю, чтобы ты проявила такой интерес к собственным детям». Нина отогнала эту крамольную мысль, продолжая старательно улыбаться.

Софи стала восхищаться платьем, а Нина – ее самообладанием. Она находила ее приятной в общении и холодноватой, как бриз с озера. Солнечные очки Часть одиннадцатая 2 страница позволяли видеть лишь очертания глаз. Софи медленно сняла их и оглядела свадебный зал.

– Это вызывает во мне воспоминания.

Еще бы, ведь ее свадьба с Грегом тоже проводилась в «Киоге», сначала церемония на пирсе, потом банкет в этом павильоне, на небольшом возвышении в углу играл оркестр. И жених, который так напился, что кулаком проделал дыру в стене. Но, поскольку Нина не поняла, к кому относятся слова Софи, она промолчала. Она была уверена, что Софи не помнит ее. Такая, как Софи, вряд ли будет помнить нанятую для свадьбы прислугу.

– Спасибо, что пригласила, – обратилась Софи к Оливии.

– Как я Часть одиннадцатая 2 страница могла тебя не пригласить?

– Я думала, что из‑за развода…

– Даже не думай. Ты оказала мне честь своим приездом. Наверное, волнуешься, ведь скоро у Дэзи появится ребенок… Я тоже волнуюсь за нее.

Взволнована? Это слово, по мнению Нины, явно было не для Софи. Она была спокойна и холодна, как Снежная королева.

– О, конечно, я волнуюсь, – ответила Софи.

– Мне пора, – наконец решилась Нина, обращаясь к Оливии, понимая, что если задержится, то поставит себя в глупое положение. – До встречи, Софи. Оливия, платье восхитительное. Увидимся в день торжества.

Дженни вышла проводить подругу и, когда они шли к стоянке, не выдержала:

– Нет, ты видела? Ты ей Часть одиннадцатая 2 страница веришь? Ну не притвора ли?

– С меня хватит. Я, наверное, не приду на свадьбу.

– О нет, только не это. Из‑за нее? Ты с ума сошла.

– Но я даже не подруга Оливии.

– Но ты приглашена и не смей бойкотировать свадьбу и устраивать трагедию.

– Но это не бойкот, просто я…

– Все, хватит. Ты пойдешь. Конечно, там будут Софии и Грег, но все обойдется. Ведь теперь мы все взрослые, не так ли?

– Я как‑то засомневалась.

Нина открыла дверцу своей машины.

– Подожди, – остановила ее Дженни, – ты выглядишь ужасно.

Нечего было отрицать очевидное, тем более перед Дженни, которая всегда видела ее насквозь Часть одиннадцатая 2 страница.

– Я просто не привыкла к таким ситуациям.

Дженни, добрейшая душа, обняла подругу:

– Дорогая, ты у нас всегда была стоиком. С тех пор как забеременела еще в школе и героически родила ребенка. Так что твоя слабинка простительна.

Нина кивнула и освободилась от дружеских объятий.

– Я всю жизнь привыкла рассчитывать только на себя, а сейчас растерялась, просто не знаю, что со мной творится. Оглядываясь назад, спрашиваю себя, жалею ли я о том, что осталась одна? И отвечаю – нет. Я жила как под стеклом, выставленная на всеобщее обозрение. Люди ко мне были пристрастны, следили за каждым моим шагом, некоторые восхищались, что Часть одиннадцатая 2 страница я взвалила на себя весь груз ответственности, пожертвовала молодостью. Ведь при этом лишаешься возможности вовремя получить образование, сделать карьеру. Но это можно пережить. Единственно, что может тебя надломить, – одиночество, когда видишь, что ты обделена любовью, именно любовью, той, которая падает как снег на голову, и от этого жизнь становится прекрасной. Любовь, которая меняет всю твою жизнь. Но когда у тебя на руках ребенок и ты борешься за выживание, то упускаешь возможности встреч, эти моменты проходят мимо тебя, и ты даже не знаешь, когда их упустила. Я уже привыкла считать, что мой шанс потерян, прошли мои лучшие молодые годы Часть одиннадцатая 2 страница. Я хочу сказать, когда тебе за двадцать, возможность влюбиться и быть любимой совершенно естественная. И вот надо же, влюбилась в Грега. Я не испытывала ничего подобного в своей жизни. Может быть, для других этот роман не выглядит чем‑то особенным, но для меня все впервые. Вот почему я так переживаю, вот почему боюсь, что все кончится разочарованием.

Обе теперь плакали. Нина взяла из машины коробку «Клинекса» и протянула одну салфетку Дженни.

– Учти. Если ты хоть одно слово скажешь своей сестре…

– Никогда и никому. Клянусь. Я хочу для тебя счастья, хотела всегда. Но мне кажется, ты зря так боишься.

Да, положение сложное Часть одиннадцатая 2 страница, у Грега много проблем сейчас, но это совсем не означает, что он не для тебя и надо все прекратить. Постарайся успокоиться, вот увидишь, у вас все будет хорошо.

Глава 24

Грег медленно ехал по проходу стоянки перед госпиталем, ища свободное место. Найдя, припарковался и повернулся к Дэзи:

– Ну что ж. Наш последний урок перед большим событием.

Она кивнула как‑то отстраненно и вылезла из машины. Грегу показалось, что она чем‑то расстроена. Он подозревал, что причиной является ее мать, которая вырвалась сегодня их сопровождать. Софи хотела присутствовать при родах, поэтому должна была посетить хотя бы одно занятие Часть одиннадцатая 2 страница. Грег заметил, как при взгляде на дочь на ее лице промелькнуло выражение тревоги. Добро пожаловать. Он уже давно жил в этом состоянии. Каждый день тревога за дочь посещала его, и гнать тяжелые мысли было бесполезно. Все трое направились к общественному центру, примыкавшему к зданию госпиталя. Чувство отчужденности возникло сразу, как только прибыла Софи. Он думал, что с ее появлением вновь ощутит отголосок той боли, которая разъедала его душу за год до развода и когда стало ясно, что больше так жить невозможно и брак пришел к концу. Но ничего подобного он не чувствовал. Он смотрел на Софи и видел женщину Часть одиннадцатая 2 страница, которую когда‑то любил, но с этим давно кончено. Как матери его детей, ей принадлежит большой кусок его жизни. Они знают друг друга, как никто другой, но стали чужими. И не надо больше притворяться, не надо делать вид, что все нормально, стараться, чтобы дети не заметили. Он наконец освободился от тягостного чувства.

Он не помнил момента, когда это случилось. Наверное, процесс шел постепенно, и он долго шел к этому, а в последнее время прибавилась еще одна причина. Причина приятная и восхитительная – Нина Романо.

– У тебя такой довольный вид, – заметила Дэзи, когда они подошли к входу в центр.

– Правда? – Он вдруг понял Часть одиннадцатая 2 страница, что с его лица не сходит улыбка.

– Наверное, рад, что скоро все закончится, – невольно помогла ему Софи.

– Предвкушаю следующую стадию, – солгал он и открыл двери, пропуская Дэзи и Софи.

Замечание дочери заставило его отрезветь, но он продолжал думать о Нине. Его чувство к ней не оказалось поверхностным, вспышкой страсти на одну ночь. Он и раньше думал о ней, Нина давно поселилась в глубине души, незаметно чувство к ней росло и крепло, а когда он выпустил его на свободу, оно вдруг вырвалось из‑под контроля и превратилось во всепожирающее пламя, в наваждение. Он не мог не думать о ней Часть одиннадцатая 2 страница, даже сейчас, пока шел с бывшей женой и своей беременной дочерью по коридору, пока они рассаживались перед экраном на разостланные на полу матрасы.

Надо сосредоточиться на Дэзи, сейчас она важнее всего. Он представил Софи инструктору – Барбаре Маески. Барбара на первый взгляд совершенно не соответствовала такой профессии, представляя внешне квинтэссенцию всех новомодных гуру. Ученики сначала тоже были обмануты ее эксцентричным обликом и манерами, но позже столкнулись с непреклонной волей и сержантским характером. Но контраст между ней и Софи в ее европейском дизайнерском костюме и прической из модного салона был таким разительным, что Грег чуть не рассмеялся. Он знал свою бывшую жену Часть одиннадцатая 2 страница – она определенно уже составила свое неблагосклонное мнение о Барбаре.

Она сортировала и судила людей с быстротой падающей гильотины. Ему всегда доставляло наслаждение, когда она ошибалась, это произошло, например, и сейчас с Барбарой.

– Дэзи рассказывала, что многому у вас научилась. – Таким тоном обычно Софи разговаривала с теми школьными учителями, которых считала плохими, или с провинившейся прислугой.

– Можете ничего не говорить, – прервала ее снисходительную похвалу Барбара.

Все ученики, включая Грега, ее обожали. Она вселяла оптимизм и уверенность в своих очень разных подопечных, начиная от зрелой корейской пары и заканчивая самой молодой из класса Дэзи.

– Все садитесь. У нас сегодня Часть одиннадцатая 2 страница не будет одной пары. У Гретхен и Рэнди в прошлую среду родилась девочка, и все прошло замечательно.

Общество встретило новость одобрительным шумом. Все в классе уже успели сдружиться, как и следовало ожидать, потому что готовились к событию, которое должно изменить их жизнь. Здесь собралась странная компания: семья трансвеститов, пара гомосексуалистов со своей суррогатной мамой, несчастливая пара, уверенная, что ребенок укрепит их брак, татуированная девушка, на ней не было живого места от пирсинга, она выглядела так, как будто упала головой в подушку с иголками.

Рэнди и Гретхен здесь звали молодоженами, потому что они непрерывно и яростно ссорились и тут же мирились.

Софи, оглядев Часть одиннадцатая 2 страница всю эту публику, составила свое мнение, и было очевидно, что не в пользу присутствующих.

Грег, хотя и присутствовал при рождении Макса, в то же время совершенно ничего не знал о различных осложнениях при родах. Зато теперь, приходя сюда каждую неделю с Дэзи, он абсолютно по‑другому относился к предстоящему событию; он знал такие вещи, что постоянно испытывал страх за дочь. Но он вынужден был жить с этим и не показывать виду, особенно при Дэзи, что с ума сходит от волнения за нее.

– Поскольку сегодня последнее занятие, – сказала Барбара, – давайте остановимся на схватках.

Грег пытался сосредоточиться, но так Часть одиннадцатая 2 страница и не смог, даже когда речь пошла о самом важном – появлении ребенка на свет. С каждым днем мысль, что Дэзи будет рожать, становилась реальнее. Появление ребенка в доме, маленького мальчика, радовало и наполняло восторгом.

Дэзи увидела свое отражение в зеркальной витрине, и ее, как всегда, потряс ее вид – распухшие ноги и щиколотки, расплывшееся лицо, и огромный живот под платьем размером с цирковой шатер. Они заехали в магазин детской одежды по дороге с курсов по настоянию Софи.

– Как ты, дорогая? – Мать взяла ее за руку.

Глядя на свою чудовищную фигуру рядом с элегантной стройной матерью, Дэзи почувствовала себя какой‑то Часть одиннадцатая 2 страница нелепой посудиной с раздутым парусом.

– Все в порядке, – отозвалась она. – Давайте войдем внутрь.

Дэзи заметила, что родители ведут себя как вежливые незнакомцы, и это наполняло ее грустью. Они не виноваты, конечно, что пришлось развестись. Если двое не могут жить вместе, не любят больше и терпят друг друга исключительно ради детей, развод неизбежен. Целый год они пытались сохранить семью, цеплялись друг за друга, Дэзи помнит частые скандалы, как ей было больно, когда она становилась их свидетелем. Боль осталась до сих пор и, может быть, навсегда. Потом мать сражалась за то, чтобы дети жили с ней, было принято решение в ее пользу, но Часть одиннадцатая 2 страница это обернулось полным провалом. Кроме детей, у нее была другая глобальная проблема: мама спасала мир, а точнее, маленькую провинцию на юге Африки, обвиняя военных в преступлениях против человека. И от ее работы зависела жизнь и смерть многих людей. И чтобы продолжать свое благородное дело, мать должна была жить в Гааге, где располагался Международный трибунал. Для Макса и Дэзи там была выбрана привилегированная школа, где учились дети многих национальностей. Казалось, все просто – дети с матерью, так часто бывает при разводах. Случается каждый день. Но получился кошмар. Макс немного больше протянул в чужой стране и враждебном окружении, а Дэзи еще Часть одиннадцатая 2 страница раньше тяжело заболела.

Только потом выяснилось, что причиной болезни была беременность. Дэзи помнила до сих пор страдальческое выражение на лице матери, когда они с Максом сказали ей, что хотят жить с отцом в Америке. Они переедут в Авалон, где у семьи Беллами были исторические корни. Идеальное место, где можно укрыться и переждать, пока снова наладится жизнь. И мать, обычно стойкая в своих убеждениях, на этот раз, после длительных переговоров с семейным психологом, сдалась. Дети уже были травмированы разводом, и она не хотела принуждать их жить за океаном, вдали от друзей и родных, в чужом для них мире Часть одиннадцатая 2 страница. Но она не могла себя сломать и бросить любимое дело, хотя вначале была полна решимости даже поступиться карьерой ради детей.

Дэзи помнит, как задрожал голос матери, когда она сказала: «Я тоже останусь в Штатах вместе с вами, дети». Они понимали, чего стоило ей это решение.

Впрочем, все, включая ее саму, знали, что ничего из этого не выйдет. И Дэзи до сих пор становится стыдно, когда она вспоминает свою мстительную жестокость, с которой она заявила матери, что она только напрасно поедет, они смогут жить и с отцом, а она пусть занимается своим любимым делом.

И мать каждые несколько недель совершала трансатлантический перелет Часть одиннадцатая 2 страница, и эти частые перелеты изнуряли ее и часто диктовались необходимостью, долгом и чувством вины перед детьми, а прилетев, она встречалась с дерзостью Макса и бессердечием Дэзи… Макс несколько раз ездил навестить мать, но Дэзи ни разу. И тогда она цинично определила про себя причину развода. Она серьезно считала, что брак был подорван именно стремлением матери к совершенству, быть идеальной женой, идеальной матерью и одновременно идеальным борцом за мир, спасая обездоленных африканцев. Ей пришлось признать, что такое невозможно, надо выбирать. Теперь она желает быть идеальной бабушкой, раз не удалось стать идеальной матерью. Этим и объясняется сегодняшний поход в магазин. Магазин Часть одиннадцатая 2 страница назывался «Новое начало». Дэзи уже приобрела самое необходимое – колыбель, сиденье для машины, манеж, а ее кузины подарили роскошный набор – душ с ванночкой, достойный ребенка королевской крови, но Софи настаивала на покупке приданого для новорожденного. Дэзи сдалась, она знала, что мать знает толк в шопинге, как никто другой.

Она шла между родителями, и на миг возникло давнее детское чувство защищенности, когда казалось все легко и просто. Дэзи вспомнила, что, когда родители решили расстаться, она сначала надеялась, что они помирятся, передумают и снова сойдутся. Сейчас она понимала иллюзорность таких надежд, это было невозможно. Но Макс, к сожалению, не дорос до понимания. Он Часть одиннадцатая 2 страница все еще жил фантазиями и надеждами, что они снова станут одной семьей. Впрочем, очень скоро и Макс поймет, что поезд давно ушел и восстановление невозможно.

Дэзи знала теперь точно то, о чем подозревала раньше, – у отца был роман с Ниной. Пару дней назад, когда она в сотый раз за ночь пошла в туалет, она увидела, как он возвращался домой в четыре утра. Смутившись, он стал объяснять, что услышал шум и думал, что енот залез в мусорный контейнер. Так она и поверила…

Она заметила, что продавец смотрит на их троицу с недоумением, очевидно пытаясь понять, кто есть кто. Родители никак Часть одиннадцатая 2 страница не тянули на дедушку с бабушкой. Можно вполне предположить, что это приемные родители, которым она родит ребенка.

Такие вещи случались. Семейный психолог вначале рассматривал вариант опекунства и усыновления, внутрисемейный, но Дэзи, посомневавшись секунд десять, отвергла. Это был самый легкий для нее выход. Потом ей пришло в голову избавиться от ребенка, но она не смогла этого сделать. А оставив ребенка, решила окончательно, что сама будет его воспитывать.

Тогда она не осознавала до конца всю важность такого решения, она поступила так не из особых убеждений, что делает правильный выбор. Потом стало поздно что‑либо менять, и оставалось лишь подчиниться обстоятельствам Часть одиннадцатая 2 страница и ждать, когда это все разрешится само собой.

Надо было сказать родителям, что Логан не захотел отказываться от прав на отцовство. Мало того, он вдруг внезапно приехал и не только отказался принять ее условия, но еще и поставил ряд своих. Хотя она, разумеется, не собиралась их выполнять, но это поставило отношения в тупик. Надо бы сказать родителям, но сейчас она не готова, скажет позже.

Впрочем, была тема, которую она будет обсуждать обязательно. Свое будущее. Она давно откладывала, зная, что отец выйдет из себя, как только услышит о ее планах.

Мать показывала матросский костюмчик кукольного размера:

– Как ты Часть одиннадцатая 2 страница находишь?

– Абсолютно восхитительный. – Наверное, это действие гормонального сбоя, потому что у нее мгновенно от умиления увлажнились глаза. Она трогала ткань – такую нежную, мягкую и пушистую – и чуть не плакала.

– Тебе нравится морская тема?

– Конечно.

Отец рассматривал коляски и сделал выбор в пользу модели, похожей на тележку для гольфа. Она чувствовала возрастающее напряжение между родителями, которое грозило разразиться штормом. Она для них как резиновый коврик для снятия напряжения. Почему она решила, что прийти сюда с ними хорошая идея?

Потому что разведены они или нет – оба остаются ее родителями. И они будут дедушкой и бабушкой Эмиля. Поэтому им обоим лучше смириться и привыкнуть к Часть одиннадцатая 2 страница этой мысли.

Глава 25

Настал вечер накануне свадьбы Оливии. Нина была счастлива безмерно, потому что, наконец, Сонет была дома. Сейчас они втроем – Нина, Сонет и Дэзи – сидели на верхней палубе в длинных плетеных шезлонгах и пили чай со льдом, наслаждаясь приятной погодой и красотой озера. Волна жары спала, а Нина иногда приписывала именно ей причину безумного, на грани помешательства, увлечения Грегом, вернее, их обоюдной, внезапно вспыхнувшей страсти. Иначе как наваждением это не назвать. Вслед за первой ночью последовали другие, и это продолжалось до приезда Сонет. Теперь, когда стало прохладнее, она уже понимала, что конечно же не жара была причиной Часть одиннадцатая 2 страница этого наваждения. Хотя бы потому, что она до сих пор сходит по нему с ума. Все ее старания убедить себя, что не стоит связываться с мужчиной, у которого сплошные семейные проблемы, были напрасны. Ничего из этого не получилось. Она влюбилась.


documentajuyjhh.html
documentajuyqrp.html
documentajuyybx.html
documentajuzfmf.html
documentajuzmwn.html
Документ Часть одиннадцатая 2 страница