Глава 36. Семья по Иисусу Христу

И дали знать ему: матерь и братья твои стоят вне, желая видеть тебя. Он сказал им в ответ: матерь моя и братья мои суть слушающие слово божие и исполняющие его. Лука, 8:20-21.

Весёлый и довольный своею победой, мессир Иисус вернулся в Галилею, в окрестности Назарета. Его непреодолимо тянул к себе этот город, где ему доставались одни тычки да затрещины. Казалось, он дал себе клятву, что последнее слово всё-таки останется за ним.

Сначала он пытался создать себе здесь репутацию пророка, произнося вдохновенные речи, но сограждане подняли его на смех. Затем он обманом пробрался в синагогу, чтобы сыграть роль учёного доктора из Иерусалима Глава 36. Семья по Иисусу Христу, но был опознан, согнан с возвышения и едва не сброшен в пропасть с горы. На сей раз сын голубя решил добиться успеха с помощью женщин.

Он уже заранее предвкушал, как потрясёт своих земляков, когда явится в сопровождении Магдалины, дамы и впрямь весьма эффектной и к тому же невероятно богатой.

Быть любимым и чтобы тебя любили ради тебя самого, — об этом можно только мечтать!

Если у Иисуса была такая мечта, сейчас она осуществилась.

Его, нищего, полюбила женщина с завидным состоянием. Он был совсем не красив и, тем не менее, обзавёлся очаровательной любовницей, аппетитной, как наливной ранет.

Впрочем, о чём я Глава 36. Семья по Иисусу Христу говорю? Теперь у него была не одна, а целая куча влюблённых в него почитательниц! За ним повсюду следовал настоящий гарем!

Любимой султаншей была, разумеется, Магдалина, однако справедливости ради необходимо заметить, что не только она дарила Иисуса своим вниманием.

В евангелии упоминаются имена ещё двух его поклонниц: Иоанны и Сусанны. О Сусанне нет никаких сведений, разве что её имя на древнееврейском означает «цветок лилии».

Что же до Иоанны, то святой Лука сообщает, будто она была супругой некоего Хузы, управляющего в одном из имений Ирода. Увидев однажды Иисуса, эта Иоанна сказала себе: «Вот мужчина, который мне нужен!» И, реализовав своё имущество Глава 36. Семья по Иисусу Христу, бросила мужа, чтобы последовать за Христом.

— Кто меня любит, пойдёт за мной! — твердило ходячее Слово.

И действительно, за ним ходила толпа женщин, бывших супруг, сбежавших от своих мужей, либо потаскушек с почасовой или разовой оплатой. Все они были отчаянными любительницами запретных яблочек, и все были без ума от своего господина и повелителя.

Они так обожали Иисуса, что готовы были его содержать на свои деньги. Он, со своей стороны, без стеснения пользовался их добротой.

И пусть не думают того читатели, что я преувеличиваю! В евангелии об этом написано чёрным по белому.

Откройте Евангелие от Луки, главу восьмую, стихи Глава 36. Семья по Иисусу Христу второй и третий. Там говорится довольно прозрачно, что с ним были «...некоторые женщины, которых он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили ему имением своим».

Как видите, деваться некуда, господа попы!

Так написано: «служили ему имением своим», и подписано: «святой Лука».

Я полагаю, вам известно, как называют фрукта, позволяющего, чтобы женщина «служила ему имением своим»?



Название это слишком неприлично, чтобы я мог его написать, хотя тот, о ком идёт речь, вполне его заслужил, а потому я прошу позволения заменить общепринятый термин более Глава 36. Семья по Иисусу Христу современным и менее грубым именем нарицательным — альфонс.

Итак, альфонс Христос считал себя выше всех предрассудков. Он начал с бродяжничества и дошёл до того, что попал на содержание к своим дамам. Ступив на эту дорожку, он должен был неминуемо кончить виселицей, что, в конечном счёте, и произошло, ибо крест играл в те времена роль вульгарной виселицы.

Прелестный персонаж, не правда ли? Священники избрали образцом для христианнейших овечек вполне законченный тип героя. Похоже, что священники решили просто поиздеваться над доверчивыми простаками, создав легенду о совершенно фантастическом богочеловеке и наделив его чертами бродяги, помноженного на альфонса, вместо того чтобы сделать из Глава 36. Семья по Иисусу Христу него почтенного отца семейства, добродетельного гражданина и честного труженика!

Но нет, видимо, такова уж сама природа всех религий, что они обожествляют и канонизируют самые отвратительные человеческие черты.

Это весьма примечательно. Создатели культов, принимаясь за дело, наверное, рассуждают следующим образом:

— Чтобы дурачить народ, надо заставить его поверить в некое высшее существо, своего рода сверхъестественного паяца, которым мы управляем, как марионеткой. Но, чтобы это высшее существо стало понятным и близким для простых умов, необходимо придать ему сугубо материальную форму, нужно заставить его провести хотя бы несколько лет в знакомой всем земной обстановке, в человеческой шкуре.

Однако, если мы начнём обожествлять Глава 36. Семья по Иисусу Христу настоящего человека, справедливого, честного, трудолюбивого, достойного всяческого уважения, как сын, отец и супруг, наделённого всеми добродетелями великих людей, в этом не будет никакой нашей заслуги. Таких людей уважают и без нас, и мы окажемся ни при чём.

Наша задача, задача богословов, совсем иная. Нам надо пожонглировать алогизмами, нагромоздить абсурд на абсурд, представить порок добродетелью, а зло — добром, и, запутав таким образом простофиль, овладеть их умами. Поэтому превратим-ка мы нашего бога в самого последнего бродягу!

Для начала пусть у него будет самое нелепое происхождение, скажем — от птицы. Затем сделаем его дурным сыном и братом, а заодно лентяем, предпочитающим Глава 36. Семья по Иисусу Христу праздность труду. Пусть он, вместо того чтобы уважать законы своей страны, то и дело их преступает и нарушает.

Пусть занимается шарлатанством, нищенством и воровством. Пусть бродяжничает с проститутками, которые будут его содержать на заработанные ими деньги. Пусть избирает себе спутников среди самых последних негодяев и даже среди такого отребья, как предатели родной страны.

Пусть он прелюбодействует сам и оправдывает прелюбодеяние. Пусть будет наделён всевозможными пороками: тщеславием, малодушием, бесчестностью и лживостью. И пусть его жалкая жизнь завершится вполне заслуженным концом: пусть его с позором повесят на виселице между двух воров, один из которых окажется его приятелем.

И тогда, придумав легенду, которая Глава 36. Семья по Иисусу Христу с начала до конца должна была бы воплощать образ Сатаны, мы скажем народу: «Это бог, молитесь на него!» А все те, кто окажутся настолько слепыми, что не увидят в этой басне ничего, кроме грязи, лжи и преступлений, да будут навеки прокляты и отринуты, даже если они сами когда-то удостоились обожествления.

Те же, кто поверит в нашу легенду и склонится перед нашей богословской фикцией, — это наша добыча! Они будут принадлежать нам, душой и телом, и все их деньги тоже потекут в нашу мошну.

Вот единственное объяснение, какое можно дать по поводу проблемы боготворчества. Чем презреннее персонаж, тем легче выдавать Глава 36. Семья по Иисусу Христу его за бога. Ведь совершенно очевидно, что нельзя основать никакую религию, предварительно не одурачив народные массы.

Поэтому, чтобы создать новый культ, надо сначала поставить с ног на голову все понятия естественной человеческой морали.

Исходя из этих принципов, теоретики христианства и творили миф об Иисусе, без всякого стеснения придавая своему герою черты человека, докатившегося до последних ступеней низости.

И при этом ещё имели наглость признавать, что даже его родные краснели за него от стыда.

Когда семья Иисуса прослышала, что он снова направляется к Назарету, все её члены не знали, куда им деваться. Они проклинали несчастного бродягу, словно бы задавшегося целью Глава 36. Семья по Иисусу Христу покрыть их бесчестьем и позором.

Пытаясь хотя бы внешне соблюсти приличия, родственники делали вид, что жалеют Иисуса.

— Бедный парень! — отвечали они тем, кто приходил им рассказать об очередных выходках бывшего плотника. — Он сошёл с ума! Он окончательно рехнулся! Он уже не отвечает за свои поступки.

В глубине же души, они считали своего родственничка отпетым негодяем, которого необходимо как можно скорее упрятать в такое место, где он уже не сможет откалывать свои номера.

С этой целью они всем скопом вышли навстречу Иисусу, чтобы схватить его и посадить под замок.

Эта подробность зафиксирована в Евангелии от Марка (глава 3:21): «...ближние его пошли взять его Глава 36. Семья по Иисусу Христу, ибо говорили, что он вышел из себя».

Дело было семейное, и в нём решили принять участие все родственники Иисуса: братья, сёстры, кузены, и даже его мать Мария не захотела остаться в стороне.

Во главе экспедиции встали четыре брата Христа: Иаков, Иосия, Иуда и Симон (Марк, 6:3).

Однако, когда они пришли к месту встречи, добраться до Иисуса оказалось невозможно. Сын голубя исцелял очередного бесноватого, который, по словам евангелиста Матфея, был нем и слеп, а по словам евангелиста Луки, только нем.

Миропомазанного бдительно охраняли его апостолы: он заранее приказал им ни в коем случае не подпускать к нему родственников, если Глава 36. Семья по Иисусу Христу тем вдруг придёт в голову мысль явиться за ним из Назарета. Как видите, он не слишком доверял своей семье.

Всё это происходило на большой дороге. Фаворитки Иисуса отдыхали в ближайшей харчевне. Вокруг ходячего Слова и его апостолов собралась многочисленная толпа.

Иисус велел подвести к нему бесноватого.

— Надеюсь, ты не глухой? — спросил его сын голубя. Тот отрицательно покачал головою.

— Превосходно! В таком случае слушай, что я тебе скажу. Друг мой, ты онемел и ослеп (будем придерживаться версии святого Матфея), потому что в тебя вселился нечистый. Вместо того чтобы лечить тебя от немоты и слепоты, я просто выгоню из тебя Глава 36. Семья по Иисусу Христу дьявола, и тогда ты прозреешь и заговоришь.

Бесноватый или не бесноватый, в любом случае слепо-немой, мечтал вновь обрести зрение, а главное — способность говорить. Естественно, что он не стал возражать против поставленного Иисусом диагноза. Ему не терпелось исцелиться.

— Эй, дьявол! — закричал Иисус. — Кто тебе позволил избрать жилищем тело этого человека? А ну, выходи, тебе приказываю!

Вы, конечно, не сомневаетесь, друзья читатели, что нечистый дух поспешил повиноваться. Он выскочил изо рта калеки, как всегда испуская громкие вопли, чтобы не отступать от заведенного обычая.

Исцелённый тотчас открыл глаза и принялся рассказывать всякие анекдоты, лишь бы показать, что язык у него действует хоть куда Глава 36. Семья по Иисусу Христу.

Чудо, как и следовало, ожидать, привело толпу зевак в восторг. Лишь несколько уличных писцов — евангелисты их называют книжниками, — специально присланных фарисеями из Иерусалима, скорчили недовольные мины и обратились к собравшимся:

— Люди добрые! Вместо того чтобы восхищаться чудесами этого человека, вам бы надо намылить ему шею и намять бока! Как может он изгонять простых бесов, если не силою Вельзевула, князя бесовского? Видно, он с ним в сговоре, не иначе!

Намёк книжников попал в уязвимое место; как образец инсинуации это была находка.

Иисус тотчас почувствовал опасность и ответил ударом на удар.

— Что вы понимаете в таких делах, простофили? — вскричал он. — Не Глава 36. Семья по Иисусу Христу считайте дьявола таким глупцом! Чего это ради станет он мне помогать? Чтобы я изгонял его потом из бесноватых? Хорошенькое дело!

Враг человеческий себе не враг. Всякий дом, разделившийся сам в себе, когда стены его не поддерживают друг друга, вряд ли устоит. И если Сатана Сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?

Довод был веский. К тому же публика была явно на стороне Христа. Книжники поспешили надеть шляпы и убраться подобру-поздорову под свист и улюлюканье толпы.

Пользуясь случаем, Иисус обратился к собравшимся с речью, изъясняясь по привычке главным образом притчами. Он Глава 36. Семья по Иисусу Христу рассказал историю о том, как некий человек засеял свое поле добрым зерном. Ночью пришёл его недруг и засеял то же самое поле дурным зерном.

Доброе зерно и дурное зерно взошли вместе, но последнее оказалось сорняком, который душил пшеницу. Тогда, чтобы собрать хорошее зерно, этому человеку пришлось выполоть сорняки со всего поля — работа, надо прямо сказать, весьма нудная и утомительная; он мог бы её избежать, если бы помешал своему врагу посеять ночью дурное зерно, то бишь плевелы.

Смысл этой притчи, взятой из старых восточных басен, уловить нетрудно:

— То, что говорю вам я, — это хорошее зерно, а потому верьте мне на Глава 36. Семья по Иисусу Христу слово. Главное же — боже вас упаси слушать тех, кто вздумает меня дискредитировать, ибо их слова — это плевелы. Если вы будете слушать моих врагов, вы перестанете остерегаться, перестанете мне верить, и тогда плевелы неизбежно задушат пшеницу.

Священники то и дело вспоминают эту притчу, вложенную ими в уста их бога.

В противовес ей человеческая мудрость создала пословицу: «Кто слышит один колокол, слышит один звук». Следовательно, для того чтобы составить правильное представление о каком-либо учении, религии и её служителях, необходимо прислушиваться не только к тем, кто восхваляет, но и к тем, кто критикует.

Священники не случайно заменили мудрую пословицу басней о пшенице и плевелах Глава 36. Семья по Иисусу Христу.

— Берегитесь, овечки, молодые и старые! — говорят они. — Не читайте антиклерикальных книг и не слушайте атеистических лекций! В вас с колыбели воспитывали веру в нелепости и доверие к пороку. Эту веру и это доверие вы сохраните лишь в том случае, если будете избегать всего, что может вас убедить в обратном.

С точки зрения борьбы за души человеческие это бесчестный приём, но что осталось бы от религии, если бы она взяла на вооружение честность?

Итак, апостолы и толпа смаковали притчу.

Оттесненные в самые задние ряды, родственники Иисуса совещались. Момент для того, чтобы схватить бродягу, был явно неподходящий. Собравшиеся Глава 36. Семья по Иисусу Христу наверняка воспротивились бы открытому похищению.

Тогда семья Иисуса решила прибегнуть к хитрости и сначала заманить миропомазанного в укромное место. Братья сказали, что хотели бы с ним поговорить. Кто-то из толпы вызвался им помочь.

— Равви! — обратился он к Иисусу, — Здесь вся твоя семья: мать, сестры, братья и все твои родичи. Они специально пришли из Назарета, чтобы повидаться с тобой.

— Плевать мне на всех этих людей! — ответил Иисус. — Пусть возвращаются туда, откуда явились!

— Постой, равви, ты разве не слышал: здесь твоя старая матушка!

— А я тебе говорю, что мне до них нет дела! Толпа раздвинулась; Мария, братья и прочие родственники Иисуса Глава 36. Семья по Иисусу Христу смогли немного протиснуться вперёд. Увидев их, миропомазанный возвысил голос, чтобы родные его услышали, и воскликнул:

— Пусть меня оставят, наконец, в покое! Кто матерь моя?.. Кто братья мои?.. Уж не эти ли, пришедшие из Назарета?.. Смешно. Кроме моих апостолов и добрых женщин, которые меня любят, нет у меня семьи! Мои верные спутники — вот кто моя истинная семья.

И, указав на хорошенького мальчика Иоанна, напыжившегося от гордости, он добавил:

— Вот мой любимый ученик, — для меня он и брат, и сестра, и жена, и мать. А что касается тех, кто называет себя моими родственниками, то они могут убираться! Ясно?

У родичей Иисуса хватило Глава 36. Семья по Иисусу Христу благоразумия не настаивать. Более чем когда бы то ни было стыдясь недостойного члена своей семьи, они удалились, махнув на него рукой (смотри евангелия от Матфея, 12:22-37, 46-50; 13:1-53; от Марка, 3:20-25; 4:1-34; от Луки, 8:1-21).

Что же до ходячего Слова, то, выждав, когда толпа разойдётся, он вместе с апостолами отправился в гостиницу к своим прелестным почитательницам.


documentajviieb.html
documentajvipoj.html
documentajviwyr.html
documentajvjeiz.html
documentajvjlth.html
Документ Глава 36. Семья по Иисусу Христу